НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Фитопланктон Бердского залива Новосибирского водохранилища в связи с вопросом водоснабжения г. Бердска (Удиловл Т.С.)

Работы по изучению фитопланктона Бердского залива были проведены в 1963 г. в СЕЯЗИ с постоянно возрастающими потребностями в воде данного водоема для питьевых и промышленных целей г. Бердска, расположенного по левому берегу залива.

Бердский залив является самым крупным заливом Новосибирского водохранилища. Он образовался в низовьях р. Берди (правый приток р. Оби) при заполнении водохранилища (1957-1959 гг.) и в настоящее время представляет собой открытый, слабопроточный (водообмен 5 раз в год), глубоководный водоем вытянутой формы (рис. 1). Его длина 30 км, средняя ширина 1,5 км, максимальная глубина 18 м, средняя глубина 7-8 м, площадь зеркала воды 4,4 тыс. га, объем 0,28 км³. Скорость течения 0,2 м/сек. Правый, восточный берег залива несколько возвышенный, покрытый лесом. Левый, западный берег пологий, занят селениями, распаханными землями, кое-где покрыт перелесками и кустарниками. Водоем подвержен сильному воздействию господствующих здесь западных и юго-западных ветров, которые вызывают глубокие перемешивания водных масс. Дно водоема заилено.

Рис. 1. Схема Бердского залива Новосибирского водохранилища. Цифрами отмечены станции отбора проб воды
Рис. 1. Схема Бердского залива Новосибирского водохранилища. Цифрами отмечены станции отбора проб воды

Некоторые сведения о химическом составе воды Бердского залива, его фитопланктоне и микробной флоре имеются в работах А. В. Кайдалиной [4], М. В. Петренко [6], М. С. Куксн [5], Т. И. Шестаковой [7]. В 1963 г. были проведены более подробные альгологические исследования, позволившие выяснить ритм сезонного развития и вертикальное распределение фитопланктона, определить видовой состав водорослей, слагающих фитопланктон, и изучить его фотосинтетическую активность на различных горизонтах в разные сроки. Кроме того, велись систематические наблюдения за изменениями газового режима (кислорода, свободной углекислоты) воды Бердского залива, определялись её окисляемость, БПКб, а также содержание в воде некоторых биогенных элементов (общего железа, нитратов).

Работы на Бердском заливе были начаты с 1 июля и проводились по 1 октября 1963 г.

Отбор проб воды на содержание фитопланктона производился на 5 постоянных станциях, расположенных следующим образом (рис. 1):

Станция 1 - в 70 м от левого берега залива, против Бердской водонасосной станции (глубина 3 м);

Станция 2 - на середине залива по бывшему руслу р. Берди, в районе водозабора (глубина 10,5 м);

Станция 3 - в 40 м от правого берега залива, против водонасосной станции (глубина 2,5 м);

Станция 4 - в 1000 м выше водозабора по бывшему руслу р. Берди (глубина 8 м);

Станция 5 - выше железнодорожного моста, по бывшему руслу р. Берди (глубина 8 м).

На станциях 1, 3, 4, 5 был произведен трехкратный отбор проб фитопланктона (31 июля, 12 сентября, 1 октября) из поверхностного и придонного слоев воды. На станции 2 пробы фитопланктона отбирались ежедекадно, начиная с поверхности и послойно на глубинах 1, 2, 3, 4, 6, 8, 10 м. Отбор проб (объемом 1 л) производился батометром Жуковского, пробы фиксировались на месте формалином и фильтровались через предварительные мембранные фильтры. Количественный учет водорослей проводился в счетной камере Нажотта (количество их выражалось числом клеток в 1 л воды). Биомасса водорослей определялась по объему отдельных клеток, при этом удельный вес последних принимался за единицу.

Опыты по определению величины зоны фотосинтеза водорослей и первичной продукции водоема ставились одновременно с наблюдениями за вертикальным распределением фитопланктона на второй станции. Для данных исследований был применен кислородный вариант метода склянок [2].

При взятии проб на содержание фитопланктона и при постановке опытов на фотосинтез определялась поверхностная и придонная температура воды, прозрачность по белому диску, измерялась глубина места, отмечались погодные условия, отбирались пробы для химического анализа поверхностных и придонных слоев воды. Химический состав воды определялся по общепринятым стандартным методикам [1, 3].

Химический состав воды Бердского залива

Физические свойства. Вода Бердского залива в июле 1963 г. имела сравнительно невысокую прозрачность - 1,1-1,2 м, которая в августе постепенно повысилась до 1,7 м, а в сентябре достигла максимального значения - 2,3 м. Окраска воды изменялась от слабозеленоватой в июле до бесцветной в сентябре. Активная реакция воды (рН) в течение всего периода исследования колебалась в незначительных пределах - 6,9-7,2.

Окисляем ость и БПК5. Окисляемость воды в Бердском заливе составляла 6,6-10,4 мг/л О2 (табл. 1), с максимумом в первой декаде июля. Разница в количественном значении окисляемости между поверхностными и придонными слоями воды была ясно выражена только в начале июля, потом она почти отсутствовала.

Помимо окисляемости, как условного показателя органического загрязнения воды, определялось биохимическое потребление кислорода (БПК5). В июле и в 1-й половине августа БПК5 было довольно высоки кое - 4,54-6,98 мг/л О2. К концу августа и в сентябре оно резко сократилось- до 1,44 мг/л О2 (табл. 1).

Таблица 1. Изменение окисляемости и БПК5 в Бердском заливе в летний период 1963 г.
Таблица 1. Изменение окисляемости и БПК5 в Бердском заливе в летний период 1963 г.

Сравнение величины окисляемости, отмеченной в Бердском заливе в 1963 г., с предыдущими годами [6] и р. Бердью до заполнения водохранилища [4] показало, что содержание органических веществ в водоеме постепенно увеличивалось и в 1963 г. было наибольшим, в последнем году возросло и БПК5 (табл. 2).

Таблица 2. Показания окисляемости и БПК5 в р. Берди и Бердском заливе в летние периоды по годам
Таблица 2. Показания окисляемости и БПК5 в р. Берди и Бердском заливе в летние периоды по годам

Газовый режим. Насыщение кислородом верхних горизонтов ЕОДЫ в июле было очень высоким - 138,0-144,2%, придонные же слои в этот период характеризовались заметным дефицитом кислорода - до 27,7% насыщения (за исключением 30 июля, когда наблюдался сильный ветер). В августе содержание кислорода в поверхностном слое воды стало ниже (104,6-79,8% насыщения), в придонных слоях, наоборот, повысилось (до 77,7%). В сентябре произошло выравнивание различных горизонтов воды по кислороду. Насыщение воды кислородом в этот период составляло 90,8-91,4%.

Свободная углекислота в поверхностном слое воды или отсутствовала, или содержание ее было невысоким - 0,88-2,52 мг/л. В придонных слоях воды она присутствовала постоянно (кроме 10 августа), колеблясь в пределах 2,2-7,8 мг/л.

Биогенные элементы. Содержание биогенных элементов в воде Бердского залива незначительное. Количество нитратов выражалось числами 0,02-0,07 мг/л, а в конце июля и сентябре они не были обнаружены. Содержание общего железа было почти постоянным в течение июля и августа - 0,02-0,04 мг/л, в сентябре его концентрация увеличилась до 0,12 мг/л.

Для суждения о солевом составе воды Бердского залива в 1963 г. можно привести данные анализа, проведенного лабораторией Новосибирской областной санитарно-эпидемиологической станции (табл. 3).

Таблица 3. Солевой состав воды Бердского залива на станции № 2 16 июля 1963 г.
Таблица 3. Солевой состав воды Бердского залива на станции № 2 16 июля 1963 г.

Сезонное развитие фитопланктона

Результаты наблюдений за сезонным развитием фитопланктона в исследуемый период схематично представлены на рис. 2, 3, где рис. 2 показывает изменения общей численности фитопланктона, а рис. 3 - изменения в развитии основных групп водорослей, слагающих фитопланктон (сине-зеленых, вольвоксовых, диатомовых).

Первые отборы проб воды на содержание фитопланктона (1- 20/VII) совпали с периодом самой жаркой, солнечной, безветренной погоды за весь сезон этого года. Температура воды в поверхностном слое достигала 27° С, придонная (глуб. 8 м) доходила до 24° С (рис. 4). Такие погодные условия сохранялись до последней декады июля.

1 июля в поверхностном слое воды на станции 2 (в районе водозабора) насчитывалось 5,4 млн. кл./л водорослей (см. ,рис. 2, 3), при видовом разнообразии в 15 видов. Основной фон фитопланктона составляла Anabaena lemmermannii Р. Richt.- 2,8 млн. кл./л и Peridinium sp.- 1,3 млн. кл./л. Среди них изредка попадались диатомовые-Cyclotella sp., Asterionella formosa Hass., Synedra acus Kutz., 5. ulna (Nitzsch.) Ehr., Fragilaria crotonensis Kitt. и из вольвоксовых Phacotus lenticularis Ehr. Единично встречались хлорококковые - Pediastrum duplex Meyen, Tetraedron minimum (A. Br.) Hansg., Scenedesmus quadricauda (Turp.) Breb. и золотистые - Dinobryon divergens Imh. Несмотря на немногочисленность фитопланктона, его биомасса была довольно высокой - 21,68 мг/л, что было вызвано значительным развитием Peridinium sp. (17,94 мг/л).

Рис. 2. Колебания общей численности фитопланктона Бердского залива с июля по сентябрь 1963 г.
Рис. 2. Колебания общей численности фитопланктона Бердского залива с июля по сентябрь 1963 г.

К 10 июля численность фитопланктона удвоилась (10,6 млн. кл./л). Это произошло в основном за счет интенсивного развития Anabaena lemmermannii P. Richt. (8,4 млн. кл./л). Довольно заметным стал другой вид из сине-зеленых водорослей - Aphanizomenon flos-aquae (L.) Ralfs. - 1,00 млн. кл./л. Несколько увеличилось количество вольвоксовых - 0,53 млн. кл./л., появились эвгленовые - Тrаchelomonas volvocina Ehr.- 120 тыс. кл./л. Численность же Peridinium sp. резко сократилась - 320 тыс кл./л. В связи с тем, что основную массу фитопланктона стали составлять мелкие формы водорослей, общая их биомасса была невысокой - 5,45 мг/л.

Рис. 3. Ритм сезонного развития основных групп водорослей, слагающих фитопланктоны Бердского залива в 1963 г.: 1 - диатомовые; 2 - сине-зеленые; 3 - вольвоксовые
Рис. 3. Ритм сезонного развития основных групп водорослей, слагающих фитопланктоны Бердского залива в 1963 г.: 1 - диатомовые; 2 - сине-зеленые; 3 - вольвоксовые

К концу второй декады июля (20/VII) общее количество фитопланктона оставалось на прежнем уровне (10,06 млн. кл./л). Однако количественное соотношение руководящих форм заметно изменилось. Преобладающую роль в планктоне стали играть вольвоксовые - Phacotus lenticularis Ehr.- 6,19 млн. кл./л (см. рис. 3); новую вспышку дал Peridinium sp.- 1,07 млн. кл./л. Значительного видового разнообразия достигли хлорококковые - 10 видов (Oocystis submarina Lagerh., Dictyosphaerium pulchellum Wood., Palmellocystis plancionica Korsch., Scenedesmus quadricauda (Turp.) Breb., 5. bijugatus (Turp.) Kutz., Pediastrum boryanum (Turp.) Menegh., P. duplex Meyen, Crucigenia irregularis Will, Coelastrum microporum Naeg., Chlorella vulgaris Beyer), но встречались они лишь изредка. Из диатомовых выделялась Fragilaria crotonensis Kitt.- 0,91 млн. кл./л. Численность же сине-зеленых резко пала - до 1,4 млн. кл./л. (см. рис. 3). Общая биомасса поднялась до 17,06 мг/л.

Рис. 4. Температура воды в Бердском заливе с июля по сентябрь 1963 г.
Рис. 4. Температура воды в Бердском заливе с июля по сентябрь 1963 г.

К концу июля произошла резкая перемена погоды. Отмечались сильные ветры, частые дожди, общее небольшое похолодание. Температура воды в поверхностном слое снизилась до 20,6° С (см. рис. 4), прозрачность воды также уменьшилась до 90 см. В это время (30-31/VII) пробы отбирались на всех станциях. Как показали наблюдения, фитопланктон везде был хорошо развит и характеризовался большим видовым разнообразием. В пробах насчитывалось до 40 видов водорослей. Видовой состав на станциях был в основном одинаков. Доминирующими видами являлись следующие водоросли: Aphanizomenon flos - aquae (L.) Ralfs, Anabaena sp., Phacotus lenticularis Ehr., Peridinium sp., Fragilaria crotonensls Kitt. Наиболее разнообразными в видовом отношении были хлорококковые (23 вида). Из них чаще всего встречались Oocystis submarina Lagerch., Pediastrum duplex Meyen, Coelastrum, Dictyosphaerium pulchellum Wood, Scenedesmus bijugatus (Turp.) Kutz., Chlorella sp., Диатомовые и сине-зеленые водоросли насчитывали по 7-10 видов, остальные группы - всего лишь по 2-3 вида. Количество водорослей на разных станциях было неодинаковым. Максимальная концентрация их (22,7 млн. кл./л) была обнаружена у правого берега залива (станция 3). По бывшему руслу реки и по левобережной зоне водоросли встречались в значительно меньшем количестве - 6-14 млн. кл./л, с минимальным значением на станции 1. Такое явление объясняется действием в этот период ветровых стонов в сторону правого берега залива.

Август характеризовался очень неуравновешенными погодными условиями: частыми и резкими переменами от пасмурных, ветреных, холодных дней с сильными дождями до полного штиля и солнечных дней. Температура воды понизилась к концу месяца до 19°С (30/VIII). Прозрачность воды, наоборот, повысилась от 1,0 м (в начале месяца) до 1,7 м (к 30/VIII). Все гидробиологические наблюдения в этот месяц велись только на станции 2. Пробы воды, как правило, отбирались в период затишья, после прекращения дождей (кроме 30/VI1I, когда отбор проб производился при сильном ветре и дожде).

Начало августа было отмечено абсолютным господством в фитопланктоне Aphanizomenon flos-aquae (L.) Ralfs - 7,1 млн. кл./л (общая численность фитопланктона-10,6 млн. кл./л водорослей). Остальную часть водорослей представляли Fragilaria crotonensis Kitt. (0,54 млн. кл./л), Phacotus lenticularis Ehr. (0,94 млн. кл./л) и разнообразные хлорококковые (1,07 млн. кл./л). Эвгленовые, десмидиевые и золотистые встречались очень редко или единично. Пирофитовые выпали из планктона. В связи с преобладанием в планктоне мелких форм биомасса водорослей составляла всего 1,82 мг/л.

До конца второй декады августа (20/VIII) численность водорослей продолжала оставаться на прежнем уровне (12 млн. кл./л), но произошла смена доминирующих форм. Преобладающими стали следующие виды: Fragilaria crotonensis Kitt. (5,4 млн. кл./л), Phacotus lenticularis Ehr. (2,09 млн. кл./л), Peridinium. sp. (2,8 млн. кл./л). Хлорококковые были представлены большим числом видов (более 16 видов). Среди них чаще всего встречались Coelastrum microporum Naeg., Pediastrum boryanum (Turp.) Menegh., Oocystis submarina Lagerh. Из других групп водорослей в небольшом количестве, но постоянно в пробах попадались Cyclotella sp., Asterionella formosa Hass., Eudorina elegans Ehr., Trachelomonas volvocina Ehr. Фитопланктон в это время дал самую высокую биомассу - 44,55 мг/л, причем большую часть ее составлял Peridinium (39,07 мг/л).

К концу месяца (30/VIII) наблюдался резкий спад численности фитопланктона. Всего насчитывалось 0,99 млн. кл./л водорослей. На видовой состав изменился незначительно: произошло некоторое уменьшение видового разнообразия хлорококковых (12 видов) и, кроме того, вследствие наличия сильных ветровых волнений в пробах наряду с планктонными диатомовыми (Fragilaria crotonensis Kitt., Asterionella formosa Hass., Cyclotella, Melosira попадались формы дна и обрастаний (Navicula, Cymbella, Amphora, Gyrosigma). Общая биомасса фитопланктона была 3,81 мг/л.

С наступлением сентября установилась в основном холодная, дождливая, ветреная погода. Периоды затишья и потепления были кратковременными. В это время происходило быстрое понижение температуры воды от 15,7° С (в начале месяца) до 10,8° С (к 30/IX) (см. рис. 4). Прозрачность воды достигла своего максимального значения- 2,3 м (к концу месяца).

В первой половине сентября (10-12/IX) пробы фитопланктона отбирались на всех станциях. Как показали подсчеты, концентрация водорослей на исследованных участках была невысокой (2,4-2,9 млн. кл./л) и колебалась от станции к станции незначительно (0,2-0,5 млн. кл./л). Между станциями не было разницы и в видовом составе фитопланктона. Последний был представлен в основном диатомовыми (главным образом Fragilaria crotonensis Kitt. и Asterionella formosa Hass.) и хлорококковыми (Coelastrum microporum Naeg. и Pediastrum duplex Meyen). Из других групп водорослей постоянно встречались вольвоксовые (Pandorina тоrum (Mull.) Вогу и Phacotus lenticularis Ehr.), изредка попадались эвгленовые (Trachelomonas). Биомасса в среднем составляла 2,05 мг/л.

Рис. 5. Вертикальное распределение водорослей в Бердском заливе по группам: I - сине-зеленые; II - вольвоксовые; III - диатомовые; IV - пирофитовые; V - хлорококковые
Рис. 5. Вертикальное распределение водорослей в Бердском заливе по группам: I - сине-зеленые; II - вольвоксовые; III - диатомовые; IV - пирофитовые; V - хлорококковые

К концу сентября (25-30/IX) фитопланктон стал крайне бедным как по видовому составу (5 видов), так и по количеству особей (0,84 млн. кл./л). Он был представлен в основном диатомовыми Fragilaria crotonensis Kitt. и Asterionella formosa Hass. (0,8 млн. кл./л) и единичными клетками Trachelomonas volvocina Ehr., Scenedesmus bijugatus (Turp.) Kutz., Phacotus lenticularis Ehr. Биомасса была также очень низкой - 0,4 мг/л. Аналогичная картина наблюдалась и 1 октября на всех исследованных участках залива.

Вертикальное распределение фитопланктона

Распределение фитопланктона по вертикали за исследуемый период представлено на рис. 5, на котором за июль и сентябрь приведены среднемесячные данные наблюдений (поскольку в периоды отборов проб воды в эти месяцы водоросли распределялись приблизительно одинаково), за август - по каждому сроку отдельно. Результаты анализов показали, что фитопланктон неравномерно занимал всю десятиметровую толщу воды. Основная масса сине-зеленых (Aphanizomenon flos-aquae (L.) Ralfs и Anabaena lemmermannii P. Richt.), вольвоксовых (Phacotus lenticularis Ehr.) и пирофитовых (Peridinium sp.) в течение всего периода исследования сосредоточивалась в верхнем 3-4-метровом слое воды. В придонных слоях концентрация их была невысокой и составляла всего 10-30% от поверхностной. Что касается диатомовых, то в распределении их по вертикали наблюдалась более сложная картина, связанная, по-видимому, с развитием Fragilaria crotonensis Kitt., которая преобладала в планктоне в июле и августе, а в сентябре вместе с ней встречалась Asterionella formosa Hass. В июле и первой декаде августа, когда численность Fragilaria crotonensis Kitt. была невысокой, она распространялась примерно одинаково по всем глубинам. Во второй декаде августа отмечалась вспышка ее в поверхностном метровом слое воды (до 6 млн. кл./л) и резкое сокращение в нижележащих горизонтах (до 0,2 млн. кл./л). К концу августа (30/V1II) произошло сильное обеднение поверхностных слоев воды Fragilaria crotonensis Kitt. и сосредоточение ее у дна (на глубине 10 м-12,2 млн. кл./л). В сентябре наблюдалось опять почти равномерное распределение диатомовых по глубинам с некоторым преобладанием в придонных слоях. Хлорококковые в течение всего периода исследования распространялись по всем горизонтам приблизительно одинаково, с небольшим преимуществом в верхних слоях воды. Содержание остальных групп водорослей было настолько незначительным и непостоянным, что заметить какие-либо закономерности в их распределении не удалось.

Рис. 6. Среднемесячные показатели интенсивности фотосинтеза водорослей в Бердском заливе в 1963 г. (мг 02/л). Сплошная ломаная линия - содержание кислорода в светлых склянках, ломаная пунктирная линия - содержание в затемненных склянках. Расстояние между пунктирной и сплошной ломаными линиями по горизонтали - истинный фотосинтез или валовая первичная продукция. Горизонтальная сплошная линия - компенсационный пункт, вертикальная - удвоенная средняя прозрачность воды в м
Рис. 6. Среднемесячные показатели интенсивности фотосинтеза водорослей в Бердском заливе в 1963 г. (мг 02/л). Сплошная ломаная линия - содержание кислорода в светлых склянках, ломаная пунктирная линия - содержание в затемненных склянках. Расстояние между пунктирной и сплошной ломаными линиями по горизонтали - истинный фотосинтез или валовая первичная продукция. Горизонтальная сплошная линия - компенсационный пункт, вертикальная - удвоенная средняя прозрачность воды в м

Фотосинтетическая активность фитопланктона Бердского залива в 1963 г.

Параллельно с наблюдениями за вертикальным распределением фитопланктона ежедекадно на станции 2 ставились опыты по определению фотосинтеза водорослей в Бердском заливе. Результаты этих исследований показаны на рис. 6, из которого видно, что наиболее интенсивный фотосинтез водорослей происходил в верхнем метровом слое воды. Количество выделенного кислорода в поверхностном слое колебалось в июле и августе в пределах 1,6-2,72 мг/л за сутки. Максимумы выделенного кислорода приходились на первую декаду июля {2J2 мг/л) и вторую декаду августа (2,52 мг/л), что совпало с периодами солнечной, теплой погоды. В сентябре количество кислорода в верхнем горизонте выражалось значительно меньшим числом - 0,6 мг/л.

С увеличением глубины наблюдался спад интенсивности фотосинтеза. Особенно резко он проявлялся в первые 2 месяца исследования. Так, уже на глубине 2 м, интенсивность фотосинтеза составляла в июле 42%, в августе - всего лишь 32% от поверхностной. Слабый фотосинтез в этот период обнаруживался до глубины 6 м (0,54- 0,2 мг/л за сутки). В сентябре снижение фотосинтетической активности с глубиной происходило более постепенно, а зона фотосинтеза сократилась до глубины 4 м,.

Наряду со значительным фотосинтезом в июле и августе отмечалось и сильное поглощение кислорода. Причем в июле максимум поглощения кислорода (2,24-2,55 мг/л за сутки) располагался в верхнем метровом слое воды, где содержалось одновременно и наибольшее количество фитопланктона. В августе процесс поглощения кислорода шел приблизительно одинаково на всех глубинах, с некоторым преобладанием в 2-3-метровом слое воды (до 2,60-2,92 мг/л за сутки). В сентябре интенсивность поглощения кислорода, как и фотосинтеза, была резко ослабленной и почти равномерной по всей толще воды (0,2-0,5 мг/л за сутки).

Компенсационная точка располагалась в течение июля и августа на глубине 1 м, что вдвое меньше удвоенной прозрачности по белому диску (2,4-3,0 м). В сентябре месторасположение компенсационного пункта опустилось до глубины 3 м, при этом удвоенная прозрачность по белому диску увеличилась до 4 м.

Обсуждение результатов

Имеющиеся данные по фитопланктону Бердского залива с момента его образования и до настоящего времени дают возможность проследить изменения, произошедшие в развитии фитопланктона этого водоема. В годы заполнения (1957-1959) Бердский залив характеризовался обильным количеством фитопланктона, периодически вызывающим "цветение" воды [5]. Численность водорослей ко времени его полного залитая (1959 г.) достигала 44 млн. кл/л, при этом абсолютное преобладание имели сине-зеленые Aphanizomenon flos-aquae (L.) Ralfs и Anabaena lemmermannii P. Richt. (36 млн. кл./л). Заметную роль также играли диатомовые - Melosira granulata (Ehr.) Ralfs и Asterionella formosa Hass. и вольвоксовые Phacotus lenticularis Ehr. В последующие годы произошло резкое сокращение общей численности фитопланктона и "цветения" водоема не наблюдалось. Наибольшая концентрация водорослей, отмеченная в 1960 г., составляла 14 млн. кл./л, а в 1963 г., как показали наши наблюдения, всего 12 млн. кл./л. Изменилось и соотношение видов: заметно снизилась роль Aphanizomenon flos-aquae (L.) Ralfs, Anabaena lemmermannii P. Richt, почти исчезла из планктона Melosira granulata (Ehr.) Ralfs., значительно увеличилось количество Fragilaria crotonensis Kitt., Peridinium. Возможно, что произошедшие изменения в развитии фитопланктона Бердского залива тесно связаны с изменениями других факторов среды, в частности с физико-химическим составом воды.

В настоящее время фитопланктон Бердского залива заметно отличается от фитопланктона Новосибирского водохранилища резко пониженным содержанием водорослей (почти в 5 раз меньше, исходя из максимального развития их в обоих водоемах) и составом господствующих видов, главным образом, диатомовых водорослей. В водохранилище доминирует Melosira granulata (Ehr.) Ralfs (по данным А. В. Солоневской), в Бердском заливе - Fragilaria crotonensis Kitt. Поскольку погодные условия как для водохранилища, так и для Бердского залива абсолютно одинаковы, то имеющиеся различия в них по развитию фитопланктона не являются случайными, зависящими от метеорологических условий, а могут быть объяснены лишь внутренними особенностями каждого водоема.

Всего в 1963 г. в фитопланктоне Бердского залива было обнаружено 63 вида водорослей, относящихся к следующим группам: сине-зеленыем - 10 видов, золотистые - 2 вида, пирофитовые - 2 вида, эвгленовые - 4 вида, зеленые - 32 вида, диатомовые - 13 видов. Из общего количества водорослей 30 видов, или 47,6%, составляли показательные организмы, являющиеся индикаторами той или иной степени сапробности воды. Из них 28 видов являются олигосапробами. Причем сюда относятся все доминирующие виды водорослей (за исключением Aphanizomenon flos-aquae (L.) Ralfs, который при массовом развитии считается |3-мезасапробным организмом). Кроме того, был встречен один представитель а-мезасапроб - Chlorella vulgaris Beyer, но в очень незначительном количестве.

Определение фотосинтетической активности водорослей Бердского залива в 1963 г. показало, что они обнаруживали способность к фотосинтезу до глубины 4-6 м. Ниже происходило лишь поглощение кислорода. Однако благодаря тому, что основная масса фитопланктона сосредоточивалась в верхнем 3-4-метровом горизонте воды, а глубже концентрация их резко сокращалась, интенсивность поглощения кислорода водорослями в нижних слоях была невысокая. Исключение в этом отношении составлял август в период оседания диатомовых.

Известно, что наряду с положительной, очистительной ролью фитопланктона интенсивное развитие его в водоеме имеет и отрицательную сторону, связанную с изменениями окраски воды, приданием ей неприятных запахов и привкусов, засорением очистных сооружений при использовании такой воды для питьевых и промышленных целей. Как показали наши наблюдения, фитопланктон Бердского залива, поступающий с водой на Бердскую насосно-фильтровальную станцию (глубина водозабора 9 м), в 1963 г. не вызывал окраски воды и не оказывал существенного влияния на работу фильтров при том количестве воды, которое через них пропускалось. В течение всего открытого периода воды фильтры промывались 2 раза в сутки. Запахи и привкусы в воде отмечались, но они были настолько слабыми, что уничтожались полностью уже однократным хлорированием (доза хлора 2 мг/л).

Таким образом, Бердский залив представляет особый участок Новосибирского водохранилища, пригодный для питьевых целей.

Литература

  1. Алекин О.А. Общая гидрохимия. М., Гидрометеоиздат, 1948.
  2. Винберг Г.Г. Первичная продукция водоемов. Минск, 1960.
  3. Драчев С.М., Разумов А.С., Бруевич С.В., Скопинцев Б.А., Голубева М.Г. Методы химического и бактериологического анализа воды. Медгиз, 1950.
  4. Кайдалина А.В. Гидрохимический режим р. Оби в районе Новосибирского водохранилища.- Тр. Биол. ин-та СО АН СССР, вып. 7, 1961.
  5. Куксн М.С. Распространение и сезонное развитие фитопланктона в Новосибирском водохранилище в первые годы его заполнения.- Тр. Биол. ин-та СО АН СССР, вып. 7, 1961.
  6. Петренко М.В. Гидрохимический режим Новосибирского водохранилища в первый год его наполнения.- Бюлл. Ин-та биолог, водохранилищ, вып. 4, 1959.
  7. Шестакова Т.И. Основные черты микробной флоры Новосибирского водохранилища в год его полного залития (1959).- Тр. Центр. Бот. сада СО АН СССР, вып. 8, "Водоросли и грибы Зап. Сибири", вып. 1, 1964.
предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://volimo.ru/ "VoLiMo.ru: Водоросли, лишайники, мохообразные в промышленности"